Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:31 

я видел самую прекрасную улыбку

02:27 

шорох ветвей, пролетающий где-то вверху
немые стены арки, падение тени

20:45 

я проваливаюсь. в широкий больничный коридор, освещённый тускло. силуэты детей, пелена, за которой я ничего не вижу.
где там я? глаза, закатившиеся за угол глаза, и стена света, в котором я стою
промежуток между сном и явью. солнечная обочина, окаймлённая железным забором, который сдерживает стремительно-изумрудные деревья.
мы вечно идём тут.
кто-то смотрит из замочной скважины, даже если её нет

22:57 

или как только я начинаю желать - так объект для меня становится утраченным, удаляющимся.
либо как только объект становится утраченным - так сразу на нём сосредотачивается моё желание.
можно сказать, что это не противоречие.
желание - желает только утраченное.
поэтому появление желания и становление объекта утраченным - совпадают.
другое дело что первый акт говорит о каком-то порядке, который от меня независим - это рок
чего вообще желает желание?
оно желает того, чтобы объект был моим. как может появиться желание, пока объект мой? никак.
что значит - моим?
это значит, что я могу распоряжаться им в пределах его качественной определённости.
что это за распоряжение?
нельзя сказать, что это получение наслаждения. желание желает обладать.
то есть речь о порядке возможности - я должен иметь возможность распоряжаться им в пределах его определённости.
что, если речь идёт о человеке?
я ведь не хочу распоряжаться им. если я буду им распоряжаться - тогда он окажется вещью, то есть потеряет свободу,
но мне не нужен другой вне его свободы. мне не нужен другой, у которого нет выбора и потому он останавливается на мне.
мне нужен другой, который выбирает. и в своей свободе он выбирает меня.
желание желает - чтобы его выбор всегда останавливался на мне. как только у другого появляется выбор - именно в этот момент он становится утраченным,
потому что он свободен, и в какой-то момент может выбрать не меня.
поэтому это "я должен иметь возможность" - содержит в себе необходимость.
я должен иметь возможность распоряжаться им в пределах его определённости — вечно.
как же это соотносится со свободой другого?
желание желает, чтобы свобода другого была элиминирована.

23:49 

кто-то смотрит
кто-то всё время смотрит на меня. он не покидает меня ни на секунду. он то обретает плоть, становится глазами, глазами которые отсутствуют.
и тогда увиденное его взгляда - это я помещённый в мир обратной перспективы
то он теряет плоть, становится самосознанием
я стою перед ним, я - чистая явленность, у меня не остаётся ничего кроме меры взгляда, в соответствии с которой я себя произвожу
целевая причина произведённого - смотрящий. это - встреча, встреча, которая всё время совершается
она так неуловима. он читает. и я могу быть.
но я не могу быть. я не могу признать это присутствием. это поддельное присутствие. присутствие, выставленное под взгляд
почему оно поддельно, почему оно не даёт мне покоя?
этот нарциссизм. я произвожу себя в соответствии с ним
это актёрство в дурном смысле слова, эта ложь. я могу сказать, что порядок переживания и порядок производства присутствия -
не накладываются друг на друга точь в точь.
то что я переживаю, все переживание целиком - это не моё переживание. это не собственное переживание. я конституирую его.
я имею этот образец - и чувство должно быть под него подведено,
иначе оно не может быть пережито, иначе оно не удовлетворяет меня.
я, видимо, полагаю, что есть достоверная интериорная зона, мои переживания - должны быть её содержанием, и тогда они смогут быть подлинными.
и этой зоны всё время не оказывается, есть только мера - с одной стороны, и активность сознания - с другой.
кто-то смотрит, и, может быть, теперь можно осмелиться сказать - кто-то принуждает меня к определённому порядку переживаний.
и я признаю этот порядок, только его я и признаю.
что такое эта мера?
кто он?
почему я так безропотно с ним согласен?
господи, помоги мне, пожалуйста

08:43 

et maintenant je suis tout seul

23:57 

не могу сказать, что такое - я.
каждый раз до этого момента этот вопрос обрывался появлением чувства очевидности, прямого схватывания сущего.
теперь со мной такое случается только в непозициональной ситуации - страха, стыда, вины. и другой становится другом -
его взгляд действительно ваяет моё тело и моё я.
как только я пробую вывести я к осознанию - все связи рушатся.
я одеваю две кофты и куртку, чтобы выйти покурить к форточке - моё тело одевает само себя, не нуждаясь ни в ассерторических, ни в аподиктических очевидностях.
я говорю ему, постой, всемогущее тело, куда ты ведёшь меня - и оно останавливается.
я стою у окна - справа и слева меня белые солёные стены, мои ноги ощущают давление серого, бетонного, покрытого слоем табачного пепла пола. зрение подтверждает это, чувственность связывает ощущения тактильного и видимого в актуальный горизонт одной вещи.
я стою у окна - в окне - река, в окне - несколько прокисших дождевых капель на покрашенной белой краской штукатурке - между двух оконных рам,
у меня в руке сигарета, по вине которой я не смогу подобным образом описать обоняние и вкус.
очень близко, почти рядом, раздаются методичные тихие вдохи и выдохи.
вот случайный набор того, что происходит вокруг меня, и свидетелем чего я являюсь.
но какое он имеет отношение ко мне? неужели я - это связанность всего воспринимаемого в одно сознание?
но от я веет чем-то индивидуальным. то есть, сознание, связанное в единое, оказывается ещё и предельно закрытым для других.
но я это не непроницаемая стена, обнимающая чувственность.
и я здесь не является необходимым, потому что сознание связывает само себя. хотя бы посредством всеобщего пассивного синтеза.
когда вокруг происходит деятельность рассудка, который я обычно называю своим рассудком, то и действующая логическая машинерия - к я не имеет никакого отношения.
просто потому, что она подвластна стихии всеобщего.
однако, связан я не только горизонтально, но и вдаль - если такая метафора подойдёт. мне дан мир, которого уже нет, посредством памяти. этот мир дан вместе со всей моей активностью. но память сама по себе является таким же модусом cogito, как и восприятие, и суждение и т.д.
и в отношении её действует та же связывающая инстанция, которая связывает фрагменты ощущений в чувственность.

вот что произошло - я не чувствую себя вместе со всем остальным. мне стоит почти ничего маркировать каждый акт сознания и каждую строчку текста этим Я, но оно оказывается чем-то близким к речевой фигуре, агентом скорее предложения, чем меня как субъекта.
я всякий раз оказывается тем, что ускользает.
как же мне себя собрать?

23:17 

трагический герой всегда разлучен с истиной и он всегда знает о ней.
что же значит - знать о ней?
это знание равно обладанию, где обладание - даётся через лишённость.
как ироничо выпадают означающие в этой игре:
я существую, и на самых отдалённых рубежах, до которых доходило моё существование, я видел -
лишённость.
мир, в котором истина и я всякий раз оказывались теми, кто разминулся, не поглядев друг на друга.
и когда я возвращался, у меня оставался лишь привкус, усреднённое понимание - отсутствия, разлуки.

00:48 

Всё стремится к слабости перед грозным взором текста.
Никому не остаться на сцене пока тело заканчивается касанием:
кожей - пера, пером - мира
Отдать и обрести - целиком - волю, в том чтобы сказать лишь:
тело пишет само себя

Удивительны глаза Кармен, моя невозможность, но я не стану больше прогонять тебя, потому что ты и всеобщий горизонт вещей - давно не по разные стороны.
Мы держимся вместе, почти в гностическом запале, промеж одежд и воров.
Мы держимся вместе, благодаря отказу меня от тебя в пользу жизни - ничто не снимет моё предельное основание.
Я слышу гимны, и это гимны всемогуществу: да здравствует egocogito!
Я увязаю в плоть, но никого нет прежде касания, которое является мной :
даже я с другой стороны.

23:56 

я просыпаюсь - в ошеломительной тоске, и я пытаюсь не расплескать её.
она - это чувство невозможности сосредоточенное на чём-то,
что когда-то было для меня почти всем.
Теперь уже вечер, я чувствую - что впал в этот день, как в место,
я осмотрелся в нём, я хотел бы пройтись погулять, но боюсь, что идти придётся слишком быстро.

я спрашиваю, прослушивается ли моё присутствие?
обратное этому утверждение отбрасывает меня в немую и окаменевшую
ночь. на километры вокруг нет людей. у меня нет компьютера
я никому не могу написать, никому не могу позвонить - оба моих телефона сломались. и я не жду звонка.
так продлится ещё долго, следующий час, сегодня, завтра, ближайшую неделю, месяц, ближайший год. я никому не могу показаться
не могу показать что здесь есть, никому не могу написать это.
вернее - у написанного мной не будет читающих.

я чувствую, как у меня не получается не написать это.
моё письмо находится на теле другого, это - письмо по коже.
кто-то смотрит на меня в этот момент, хотя вовсе никого нет вокруг.
однако, этот кто-то и есть тот, кто прослушивает мою жизнь.
всему придаётся значение в соответствии с этим взглядом.
но вот - мир изуродован, чудовище находится за стеной. более того, каждый ожидаемый момент грозит мне тем,
что раздастся оглушительный топот, вспышки бессмысленности.
не существуй!

я начал день с ощущения тоски и шёл в нём среди игры света
на листьях и ветках клёна в окне за стеклом.
я смотрел на него, комната наполнялась переливами прозрачного света.
я не знаю, как быть одному в такие моменты. я знаю, что
это не одиночество.
это фильм или текст.

в фильме тело персонажа остаётся посреди стен, или бетонной осенней площадки в окружении высоких кубических зданий
с маленькими входами.
он идёт по коридорам университета, заходит в пустые аудитории. но это не пустошь.
вот в кадр попадает не до конца задвинутый под парту стул,
тряпка для доски, оставленная небрежно на окне
это не вещи. Следы. здесь ещё не остыло касание,
и ещё не началась ночь.
да и если выглянуть в окно, там весело шагают люди — пространство меняется, места, которые днём покрывались
тенью, становятся местами встреч
неостывшие следы смотрят вдаль на тех, кто их оставил - день продолжает быть.
и я не прочь пойти за ним, я боюсь ночи.

20:50 

бланшо.

под его взглядом сущность ночи раскрывается в своей
несущественности

02:31 

цветёт блеск в глазах, когда распадаются все формы чувства
сворачиваются в клубок линии, те, что должны были сойтись узором
на кромке дня, осветить мои оконные стёкла.
с исчезнувшим - я хочу исчезать.
я слышу последний шорох травы под ногами, на пике холма
здесь - отсюда - ореол горизонта дышит вслед моему вчера. противоречит -
перестаёт отдаляться.
кажется, я схватил свой горизонт мёртво, нырнул под складку
его эпителия и обернулся им.
снежинки холода обнимают поверхность, пропадают внутрь -
тая зелёной травой под кожу.


мне хочется говорить. или молчать.

главная